fbpx
C'est la vie

Трудности перевода

Мой любимый человек — француз. Мы вместе уже больше 5 лет. Но мой уровень французского, как и его русского, не позволяют нам общаться на этих языках свободно, как на английском. Забавно при этом то, что мы все равно примешиваем их в речь. Просто потому-что так удобнее, ты знаешь как именно что-то конкретное сказать, слово вспомнилось и т.п. Получается какой-то свой язык.

Никогда не забуду как мы ужинали в ресторане на пляже на Шри-Ланке. Столики очень рядом, почти вплотную. Соседи — английская пожилая пара. Сначала они нам добродушно улыбались. Но по мере нашего неспешного разговора с Марком у них немного вытягивались лица. Я даже представить себе не могу как это выглядит со стороны, тем более для англичан. Естественно, английский не родной язык ни для меня, ни для него — и мы, конечно, делаем ошибки. Иногда просто ужасные ошибки (например, Марк любит говорить already вместо yet  — Have you done it? Not already. И на французский манер говорить вместо She is 20 years old — She has 20 years), но нас это вообще не напрягает. Главное понять. Главное, когда вы на одной волне. А мы на одной волне уже 5 лет с небольшими перерывами, тьфу-тьфу-тьфу. Та пара же слышала корявый английский плюс непонятные слова через слово. Или даже целыми предложениями. Мягкие французские и грубые русские. Мешанина. 

Так вот. Конечно, со всем этим у нас в жизни почти каждый день встречается огромное количество казусов. Они совершенно не напрягают скорее наоборот — от них безумно весело жить.

Для нашей дочки я, например, мамОН. Даже горловой звук в конце слова не спасает меня от ассоциации с брюхом («Мамон с утра до вечера набиваешь». Салтыков-Щедрин). 

Еще я постоянно говорю «о-ла-ла». Пристало от него и не отлипает! Кто в первый раз слышит — обычно это вызывает улыбку. Шерше ла фам, ламур тужур и олалала — где-то из одной области. Но он реально так постоянно говорит! Иначе с чего оно ко мне приклеилось намертво? 

Ну, еще как пример, знакомое уже всем вокруг мое третье имя после Татьяны и Тани — Татанья. Мой свекр недопонял почему меня представили как Татьяну, а сын его при этом сам зовет меня Таней. Ну, и смешал оба имени. Позже подтянулась племяшка Марка, решившая что я Тата Нья — тетушка Нья. Китаянка, видимо. 

При этом имя мужа моей сестры «Тарас» вызвало полное недоумение у Марка. Он долго отказывался верить, что родители могли так назвать бедного мальчика. Та рас — ругательство на французском по типу «твою ж мать!». Поэтому зятя я записала в телефон как «красивый брат» на французский манер. У них все, что в английском  in-law с приставкой красивый/красивая. Пусть Тарас, но зато бо фрер.

Когда мы познакомились Марк спросил что значит моя фамилия, Филимонова. Я объяснила что, наверное, самое близкое слово «филин». Ну, сова, только мужчина. Са ва (как дела?)? Да нет, со-ва, птица. Аааа, ибу, твоя фамилия от слова «ибу». Отлично вообще! При этом как мы только не склоняем в разговоре саму эту са-ву их. «Привет, ну как ты сегодня, как сова твоя, хорошо все?». 

Куча смешных историй с переводом похожих слов случаются и с друзьями. Подруга зашла и рассказывает, что в огороде у нее завелся крот. Крот? — спрашивает Марк. Аааааа, моль! Какая моль? При чем тут моль вообще? В огороде, не в шкафу, Марк?  — недоумеваем мы. Зачем крота на французском назвали молью?

Что касается «удобных слов», нам почему-то, например, не нравится как звучит слово «шкаф» на английском. Поэтому почти всегда это будет диалог вроде Where are my pants? On the top shelf in шкаф! И слова подгузник и соска мы тоже недолюбливаем. Please, Marc, change her couche. Where is her tétine? При этом мне зимой периодически предлагается надеть уже свое манто и выходить! Где, говорю, мое манто! Нету у меня его! По русским традициям ты должен мне его купить между прочим!

Идиомы все вообще плохо переводятся и понимаются в разговоре. Что ты сказала? Волос у тебя что ли на языке? Волос? Где? Да нет, это значит ты мямлишь! Потому что у меня волос на языке? Мы так говорим! Или рассказываю как мне не могли объяснить кое-что на работе, потому что увиливали. Ох, представляю, сокрушается Марк, не называли кошку кошкой (=«Называть вещи своими именами»). Чегоооо? 

А вообще Марк любит поговорить на русском, и, когда слышит русскую речь вокруг (иногда по ошибке любую другую славянскую), переходит со мной на русский. Забавно, потому что я обычно делаю обратное. Мне часто не хочется, чтобы странно ведущие себя люди вдруг признали во мне свою. А Марку наоборот хочется. Поэтому если парочка в метро орет «Давай выйдем уже там где мы видели тот крутой ресторан пожрем там!». Мне хочется включить покер-фейс, чтобы не дай Бог они не поняли, что меня можно также громко спросить «О, Вы русская! Скажите нам, где нам выйти, где эта улица у них, там где Шанель?». Отворачиваюсь в другую сторону и вдруг Марк выдает что-то на русском и улыбается во весь рот, косясь на них! Убейте меня. Иногда бывает его при этом принимают за русского. Вот это умора вообще наблюдать. Все время помогаю, но надо как-нибудь сделать вид, что я не понимаю о чем он, когда он адресует вопрос мне! 

Люблю еще, когда он пытается поговорить на русском с сербами, украинцами (ну это ладно), поляками, словаками и даже чехами. Ребята в недоумении переключаются на немецкий, но Марк качает головой и снова начинает на русском. Иногда даже что-то выходит из этого!

Еще я не знаю кто учил его русскому, но почему-то многие слова его тянет употреблять исключительно в уменьшительно-ласкательной форме. Поэтому у него периодически с абсолютно серьезным лицом всплывают фразы типа «Чтобы сделать Алис обед, тебе придется помыть кастрюлька», «У меня закончились трусики, надо делать стирку» и т.п. Не говоря уже о том, что дочку мы уже давно называем «бебешка». А один раз, когда мы ее запеленали первый раз, он кладет мне ее в руки и говорит на русском «на, держи батончик!». Боже мой! А ты откуда это вообще взял?

Первые слова Алис мы тоже трактуем по-своему. Для меня ясно как день, что сначала ребенок начинает говорить «агу», во французской версии это что-то вроде «ау, аё». А ее «дай, дай, дай, дай» вообще ему ни о чем не говорит, ну может похоже на «délai». А вообще наша дочь почему-то полюбила говорить что-то похожее на найн-найн-найн. Где она немецкий услышала мы не поняли. 

Французский забавный язык. Паук у них женщина, и Париж женщина. Поэтому может получиться разговор: «Пока ты была на работе, я нашел у нас в комнате большого паука. Убивать не стал. Она под кроватью сидит, хахаха!». Она! Представляете какую я паучиху представила под кроватью, да? Ну, а то, что Париж женщина, как Москва, мне вообще никогда не понять! 

Вообще Марк меня учит запоминать рода французский слов по правилу «все, что не нужное и мерзкое — все женского рода». Работает на мебели, в еде и всяких приборах. 

Еще, в нашей жизни бывают каверзы из рода разных правил и устоявшихся стереотипов. Так, когда Марк сдавал на права в России (он умел водить, просто не успел сдать экзамен во Франции), инструктор на первом занятии попросил его развернуться в первом возможном месте. Марк пропустил все прерывистые линии по пути. Потому что все же знают, что это только для поворота, например, во двор. Кому придет в голову там развернуться? Русским придет! Потому что по русским правилам это разрешено! И даже больше — люди на это правило экзамен сдают. Как интересно русские в Европе водят? Или же мы постоянно спорим с Марком, когда я выдаю «надень шапку — отит будет, повяжи шарф — горло заболит». И каждый раз я слушаю лекцию о том, что причина отита и больного горла — бактерии и вирусы, а не холод. Не знаю уже кто там прав, меня так в детстве учили и желания проверять это у меня нет. Я ношу шапку и шарф — он нет. 

Вот такая жизнь веселая. Что вспомнилось — написала. 

No Comments

    Добавить комментарий