fbpx
C'est la vie

О клише и шаблонах

После того, как я познакомила Марка с родителями, мой папа очень долго пытался понять зачем мне все таки француз. Ему казалось, что, возможно, я влюбилась в образ человека, который красиво, как в книжках, говорит на «языке любви». Мы оба вынуждены «ломать языки», объясняясь на не родном нам обоим английском, который к тому же много русских не понимает (получается «свой» язык), я помогаю ему, объясняя постоянно как и что принято и не принято в России, он возит меня на юг Франции знакомить с родителями и показывать цветущую лаванду — одна сплошная романтика, ну, как тут не влюбиться? Но вижу ли я за этим всем реального человека — спрашивал меня папа. Я видела. Ок, также, как и любой влюбленный, сначала в розовых очках, потом все отчетливее и отчетливее со временем. Все как у людей. В конце концов, насколько настоящими мы видим других вокруг нас — это очень философский вопрос. Но папа верил мне как будто не до конца. Потому что ему самому было очень сложно рассмотреть реального человека за этим иностранцем.

Почему же так? Мне действительно очень легко воспринимать человека со всем его человеческим за любой национальностью. Да, конечно, всегда есть какие-то культурные отличия, которые тебе понятны или нет. Это часто придает, эмммм… какой-то экзотики. Но как же это второстепенно все. Когда я уехала учиться в Новую Зеландию и Австралию и общалась там с людьми со всего света, я в первую очередь выучила, что человек прежде всего всегда человек. Мы все устроены одинаково, испытываем схожие чувства, увлекаемся схожими вещами, несмотря на различия языков и культур.

Моя родная страна, страна в которой я родилась, СССР, долгое время была закрыта от остального мира. Поэтому, возможно, иностранец для многих русских — это почти инопланетянин. Соседка моей мамы в лифте как-то спросила меня, показывая на Марка: «Это Ваш муж? Француз??? Настоящий?». Я думала она спросит можно ли потрогать. Я бы так же реагировала, думаю, если бы моя соседка вошла в лифт с марсианином, как в сериале X-files, с серой кожей и миндалевидными глазами без белков. «Марсианин? Настоящий? Как в телевизоре?». А тут француз, настоящий, в спальном районе Москвы. И выглядит же почти как свой — не отличишь, если не знать. Удивительно!

Хотя, чтобы тут быть совсем честной, знаете что? В обратную сторону это тоже работает! У Марка, можно сказать, мультинациональная семья, которая к тому же много путешествует. Но вот про мужа сестры мне было сказано (ты, надеюсь не будешь это читать, муж сестры Марка), что товарищ никогда не выезжал за пределы Франции и немного, ээээээ, с пренебрежением относится к иностранцам. Супер! И как с ним общаться, зная это? Мы и не общались. Здоровались, встречаясь за обедом за одним столом, выходили как-то вместе на пробежку, но бежали в итоге разными маршрутами, улыбались друг другу — все. И тут Марк говорит мне, что его зять отметил, что приятно удивлен тем, что русские могут быть такими, ну, как французы прям. Вот это комплемент! Эта русская прям как француженка. Пока не заговорит!

Моя жизнь наполнена людьми со всего света. Мои соседи, коллеги, муж, дети, просто прохожие — все иностранцы. Иногда может возникнуть ситуация, что нам не хватает общего языка, чтобы поговорить нормально. Но это исключения. В остальных случаях люди — они просто люди, правда.

Клише и образы из фильмов и книг, видимо, занимают место там, где нет опыта. Француз в лифте совсем не похож на Пьера Ришара. И не скажешь же так, что француз. И русская вроде кажется человечной вполне. Никакой агрессии, водку литрами не пьет. Понятно, что это все таки нормально в какой-то степени. Но моя мечта, чтобы люди из любой страны, России ли, Франции ли, прежде всего были гражданами мира. Мы никуда не денемся от шаблонов и обобщений вроде «русские такие, а французы все сплошь вот такие» пока существуют разные национальности. Спасибо Вавилонской башне! Но прежде всего мы же все-таки люди! Найдя общий язык, гораздо интереснее узнать чем человек живет, какой он, чем увлекается, чем влезть в какой-нибудь стереотип и допытываться согласно клише о национальности. Это все вторично! Даже если у тебя в сумочке Калашников, ты всегда пьешь водку на обед и на ужин, кладешь майонез во все блюда и выросла, играя с домашним ручным медведем. Что вы говорите? Да-да, у нас в стране холодно. Очень. Всегда!

No Comments

    Добавить комментарий